Saturday, October 30, 2010

BUT THEN
just finished the writing for one of the future projects, sorry it is in Russian, if it comes real I promise to translate. For archival purpose of the blog. Just because I like i today.


В этом проекте я хотела бы развить уже существующую работу - перформанс-инсталляцию, показанную ранее в Петербурге с названием Алина (Чистое Искусство).
Идея этого проекта исходит из раннего модернизма,  конструктивистской идеологии объектных отношений. В частности, Родченковской идеи объекта-товарища, помощника в создании будущей коммунистической личности. Реагируя на западное отношение к женщине, как к вещи, он писал, что «свет с Востока» - это помимо освобождения рабочих, так же «новое отношение к человеку, к женщине, и к вещам».  Меня же волнует утопичная попытка реактивации этой идеи в сегодняшнем контексте, создание критической динамики вокруг проблематичного отношения к женщине как к вещи, которое процветает в России на почве коррумпированной морали и безразличия.


В фокусе моей работы - Алина Кабаева – известная гимнастка, красавица, депутат, звезда эротических журналов, телеведущая. Она – суть идеал современной российской женщины. Внешний вид, отражающий вкусы доминирующей культуры. В процессе перформанса легко-порнографичные изображения объективрованного тела Алины будут трансформированы в «чисто-живописные произведения», если говорить языком Малевича. Три стадии перформанса включают в себя игру в ритмическую гимнастику, работу молотком и живописную декомпозицию изображений в абстрактные фигуры. Сам процесс перформанса одинаково важен в сравнении с оставленной после композицией – простота материала и посыла предполагают легкость зрительского понимания произошедшего действия.
Но перформанс и созданная впоследствии  инсталляция – это часть планируемой работы. Пространство не занятое перформансом должно вместить в себя несколько черно-белых ксерокопий разного размера, в основном эротических публично доступных изображений современных государственных «женщин-идеалов», так же некоторые изображения террористок-смертниц, отражающих очередной идеал - но оппозиционной культуры. Концептуально меня здесь интересует тема женской интернализации доминантных мнений (мужской культуры), которая ведет в дальнейшем к их бессознательной амплификации, и таким образом создает монополию на всеобщее восприятие реальности, видение мира через призму одного медиа-идеала.


Так же пространство должно вместить в себя  один или два экрана с проекциями беззвучных видео-изображений Алины Кабаевой, исполняющей упражнения с лентой, мячом, булавами и обручем.  В идеале проекции не видимы зрителю, только входящему в пространство, им надо быть расположенными под потолком, над входом. Они преднамеренны как последняя страница. Эти четыре эпизода необходимы, чтобы создать критическое завершение, смысловой диссонанс между завораживающим танцем гимнастки и изображениями с ксерокопий.  Гимнастка – это утопично-социалистический Дейнековский образ. Алина становится собирательным персонажем, наполненным ностальгическим  чувством. Это средство задать координату времени, направленную то ли на соцреализм то ли на Олимпиаду 2004.


Мой изначальный интерес к метафоричным образам «государственных» женщин, помимо классического феминистского анализа, берет в основу идею о том, что национальный опыт также имеет гендерную составляющую (часто игнорируемую российскими исследователями). В основе моей практики лежит исследование гендерных метафор современной России, их советское прошлое. Но кроме того, частью моего языка довольно часто становятся банальные про-фрейдовские визуализации. И композиция из проекции с уходящей в космос ракетой и деревянным кругом (которая думает занять место в корридоре обозначеннром на плане прощадью в 28 м) - тот случай. Она и завершение, и вступление в спор об объектных отношениях в их гендерном аспекте. Тут метафоричная Алина-ракета (или огромный фаллос) опять вне рамок трансформации совершенной во время перформанса. Вне утопичного художественного жеста.Наличие на зарисовках в файле ведер, древков швабр и половых тряпок объясняются тем, что тема сексуальности в России глубоко связана с темой чистоты (генетической, культурной итд), возможно эксплуатировать эти метафоры. Они чрезвычайно сильны.